ДЕТИ: Мама дорогая! Или миф о том, что молодая мама – небесный ангел, который светится от счастья

В третьей главе книги  "Мама дорогая, 9 мифов о материнстве" говорится о том, как справиться с усталостью и депрессивным состоянием после родов.

 

Психолог Татьяна Поспелова отвечает на вопросы: Что такое послеродовая депрессия и как ей противостоять? Можно ли заранее узнать, что у меня высокий риск депрессии? А Елена Безсудова откровенно делится своими переживаниями, о которых редко пишут в сладких постах о радостях материнства, но очень часто беспокоятся настоящие мамы. 

 

Мама Лена

Накручивая круги с кричащей двухнедельной коляской по дымящемуся от июньской жары московскому центру (а вести первую в жизни кричащую двухнедельную коляску за город, где нет поликлиники и интернета, очень страшно), я то и дело вспоминала вычитанную где-то фразу: «Когда у меня не было ребенка, я думала, что жизнь глупа и лишена смысла. Родив его, я все чаще думаю: а ведь хорошая была жизнь!» На самом деле жизнь, конечно, не становится хуже. Даже наоборот. Просто отныне и навсегда все будет по-другому. Вчера вы были дочерью, женой, подругой и просто девочкой с плеером, а сегодня – МАМА. На прошлой неделе покупали мюсли в супермаркете, долго выбирая между банановыми и с фундуком, а теперь хватаете первые попавшиеся, потому что дома ждет маленький родной человек. 

 

Самое, пожалуй, основное ощущение от материнства – запоздалое понимание, что меня обманули. Да-да, в мире существует глобальный заговор: женщины, ставшие матерями, ни за что не признаются, какая это катастрофа для жизни, и с сусальными улыбками лгут о том, что это истинное счастье – сидеть дома с ребенком. И если бы сидеть! Никто, ни одна даже самая близкая подруга не рассказала, каково это – месяцами не высыпаться. Часами слушать детский крик. Годами не иметь возможности в одиночестве принять душ. Укачивать, успокаивать, убаюкивать. Вскакивать по ночам – проверять дыхание. Видеть кошмары – как ты летишь в отпуск, открываешь на борту самолета маленькую бутылочку шардоне и вдруг вспоминаешь, что дома некормленый грудной ребенок! И главное, это будет повторяться изо дня в день. Разнообразить трудовые будни получится разве что сменой бортиков на кроватке или изменением маршрута ежедневного вечернего моциона. Мне было совершенно ясно одно: моя жизнь разрушена. Я не верила, что станет легче, колики пройдут, и я когда-нибудь нормально поем или посплю более трех часов подряд.

 

В ежедневной депрессивной рутине были  особенно тяжелые моменты, когда я в отчаянии звонила мужу, просила срочно приехать и успокоить разбушевавшегося младенца, ибо нервы мои были на пределе. Но главное, мне стыдно было признаться себе, что я, кажется, не справляюсь. Что все девять месяцев, да в общем приличную часть жизни, я мечтала о ребенке и теперь не чувствую ничего, кроме постоянной тревоги, усталости и раздражения. Рыдаю по пустякам. Живу в грязи и бардаке. Питаюсь скучнейшей гречкой, не читаю книги, не посмотрела ни один из новых фильмов и два месяца не была на педикюре (и это учитывая то, что муж мне очень помогал, и раз в неделю к нам приходила домработница). «Стоп, как можно думать о красе ногтей, когда я стала матерью?!» – корила я себя. Но, черт возьми, как хотелось протянуть ноги профессионалу и подремать хоть полтора часа в салоне под ненавязчивую лекцию мастера о трещинах на пятках.   

 

***

 

В минуты слабости бывалые мамаши советовали мне терпеть. И сейчас, когда я пишу эти строки, будучи любящей и уверенной в себе мамой двухлетнего человека, мне не верится, что когда-то я забивала в поисковике: «послеродовая депрессия». Хорошо, думала я, конечно, я потерплю, и все наладится, но это будет потом, а что мне делать с собой сейчас? Если сейчас мне трудно, что сделать, чтобы стало легче? 

Я искала хоть какую-то информацию о послеродовой хандре в интернете и книжных магазинах и не находила ничего, кроме убогих статей и дурного перевода книг, которые, кажется, были написаны роботами или глубоко и принципиально бездетными журналистами. Помимо типичных опусов из серии «ложитесь с ребенком в кровать и кормите, кормите» я встретила гигабайты откровенного бреда, который на тот момент повергал меня в состояние ужаса. Чего стоит растиражированная статья о том, что есть женщины-матери и женщины-волчицы. Первые, услышав крик ребенка, испытывают сострадание, а вторые – раздражение. Я не могла поверить, что, когда ты не ела целый день и вот наконец-то соорудила себе бутерброд с сыром и сладкий чай, но твоя кровинушка вдруг проснулась и закричала, можно испытывать сострадание к кому-то, кроме себя. Или можно? Что же со мной не так? Наверное, мне действительно не стоило рожать… И я выла. Женщина-волчица.

 

Были одни вопросы и ни одного ответа. Какое-то сплошное марево. И в один прекрасный день это вдруг прошло. Оказалось, что уже наступила осень. Мы много гуляли, и впервые за долгие годы у меня появилась возможность оправданно рассматривать улицы, деревья, людей. Мне нравились утренняя дымка и просвечивающие сквозь нее тихие солнечные лучи, острый запах опавшей листвы и выглядывающие из нее отполированные бока каштанов. Будто в первый раз я ощутила и вдохнула пронзительную, звонкую тишину первого морозного ноябрьского дня, ясного, с затвердевшей уже землей, кистями рябины на голых тонких ветках, длинными тенями и ранним закатом отчаянно красного, почти уже зимнего солнца. В коляске спал вкусный теплый ребенок, а дома в духовке ожидала расправы шарлотка с антоновкой. И я ощутила наконец, что материнство – это действительно самое прекрасное, что могло со мной произойти. И да, у меня непременно будет еще мальчик.

 

Но это не значит, что я должна измениться. Стать идеальной, хрестоматийной, ненастоящей. Перестать быть собой. Забыть об увлечениях, работе и мелочах, которые доставляют мне удовольствие. У меня по-прежнему есть свой вектор развития, планы и надежды, мечты и чаяния. Ребенок только делает меня сильнее, но никак не меняет этот вектор и не становится единственным смыслом существования. Это просто жизнь. С ребенком, но не для него или ради. Это моя жизнь. 

 

Доктор Таня

Скажу сразу, первые месяцы после родов, как бы радужно ни расписывали материнство адепты культа и что бы там ни показывали в рекламе памперсов, непросто приходится абсолютно всем. Не ждите ничего от этого времени. Просто проживите его так, как получается. 

Я не испытываю к ребенку тех восторженных чувств, о которых говорят и пишут. У меня нет материнского инстинкта?

Феномен огромной любви и нежности к новорожденному младенцу появился в европейской культуре сравнительно недавно – ему не более ста лет. Все мы наслышаны, как «раньше в поле рожали, по 10 детей в семьях было, и ничего». Вот на этом «ничего» остановимся подробнее.
 

В России в конце ХIХ века уровень младенческой (среди детей до года) смертности доходил, а где-то и превышал 50%. Смерть ребенка не была чем-то из ряда вон выходящим, она постоянно бродила рядом: соседи, родственники, мама, бабушка – все теряли малышей. Если мы обратимся к этнографическим исследованиям, то обнаружим, что в деревнях, например, имели место такие эпизоды: «Почти на моих глазах старшая сестра, девочка лет двенадцати, убежала к подругам и в избе в люльке бросила свою больную поносом десятимесячную сестренку на попечение двух мальчишек, пяти и шести лет. Ребятишки так раскачали люльку, что ребенок вылетел из нее, ударился головою о камень в земляном полу избы и тотчас же умер»*.

 

После родов же: «Мать идет в поле на работу дней через пять – семь после родов, ребенка либо берет с собой или, если поле близко и можно прибежать накормить ребенка, оставляет его на попечение «старухи» или старшей сестры»* (о том, как нянчат сестры, см. выше). Ребенок в голове родителей стоил куда меньше лошади, не говоря уже о корове. Моя бабушка, ей сейчас 92, родилась десятым ребенком в небогатой крестьянской семье на Крещение. Стояли знаменитые морозы, мать сразу отправила новорожденную со старшими детьми в соседнюю деревню крестить с формулировкой «авось Господь приберет».


И это 100–150 лет назад. Раньше в истории ничего воодушевляющего в отношении к маленьким детям мы тем более не обнаружим. А человеческая психика должна создавать максимально безопасные условия для функционирования всего организма, поэтому нельзя позволить женщине чрезмерно привязываться к младенцу, выживание которого под большим вопросом. Мать должна ровно настолько быть расположена к новорожденному, чтобы заботиться о нем и оставаться дееспособной, если ребенок скончается. Так жили наши прабабушки испокон веков. А потом открыли асептику и антисептику, изобрели антибиотики (всего лишь 70 лет назад!), научились выхаживать крошек, родившихся на половине срока беременности, весом 250 граммов. Рожать стали меньше, семья, где на свет появилось более 5–6 детей, в европейском мире – экзотика. Часто женщина становится молодой мамой лишь один раз и в возрасте, когда ее прапрабабка считалась глубокой старухой при смерти. Ценность детской жизни возросла необыкновенно. Но мы не способны эволюционировать так быстро. Психика (подкорковые структуры) вовсе не обязана мгновенно подстроиться под наши новые жизненные условия. Поэтому ситуация, когда мама не чувствует безумной любви к новорожденному с первых минут его жизни, до банальности нормальна. Момент рождения каждая из нас переживает уникальным, неповторимым образом: слезы облегчения, восторг и влюбленность, умиротворение, отрешенность, успокоение – нет единственно «нормального». В любом случае, если вы готовы ухаживать за малышом, но не чувствуете всепоглощающей любви, это совершенно естественное, веками вскормленное поведение, в котором нет ничего не только постыдного, но и просто особенного.

 

Что такое послеродовая депрессия и как ей противостоять?

Послеродовая депрессия (ПД) – это достаточно распространенная проблема, затрагивающая до 15% всех мам в первый год жизни ребенка, хотя чаще всего она проявляет себя в первые четыре месяца после родов.
ПД имеет мало общего с плохим настроением, вызванным усталостью или актуальными проблемами. Это болезнь, которая нуждается в своевременной диагностике и лечении, поскольку, затянувшись, может оказать самое негативное влияние на здоровье матери и ребенка, а в самых трагических случаях даже забрать жизнь (буквально в 2016 году в Москве и Петербурге было несколько печальнейших суицидальных эпизодов). 

 

Перечислю тревожные симптомы:

  • нарушения сна и аппетита легко не заметить за обычным режимом молодой мамы, но при депрессивных расстройствах они присутствуют всегда;
  • вид младенца вас отталкивает, вы испытываете негативные эмоции, не хотите кормить ребенка, брать его на руки;
  • вы думаете о том, чтобы отказаться от новорожденного;
  • вас преследуют мысли о самоубийстве или желание причинить вред ребенку (мысль после третьей бессонной ночи «если он сейчас не замолчит, я повешусь» не в счет, это нормально);
  • вам безразлична судьба ребенка, крик оставляет равнодушной, у вас состояние полного бессилия, граничащего с летаргией;
  • резко снижено желание контактов с близкими, попытки общения вы прерываете, даже звонки тех, кому вы всегда были рады, становятся в тягость;
  • то, что раньше приносило удовольствие, больше не кажется привлекательным;
  • ухаживать за собой нет ни желания, ни сил;
  • сил нет вообще, есть пустота и бессмысленность, жизнь утратила краски и вкус.

Если с вами происходит что-то из перечисленного выше, постарайтесь как можно скорее рассказать об этом близким. Послеродовая депрессия – серьезное и опасное состояния, которое, к счастью, вполне успешно лечится с помощью медикаментов и психотерапии. 

 

Почему это случилось со мной? Как жить дальше? Могу ли я ухаживать за ребенком?

Вы заболели, и эта беда не накладывает на вас вину и не делает плохой матерью. Никто не даст вам исчерпывающего ответа о причинах такого состояния, комплекс причин и предпосылок сливается воедино, складывается некий пазл, и следует срыв адаптационных механизмов. Вам надо продолжать назначенное лечение (многие медикаменты совместимы с грудным вскармливанием), проходить курсы психотерапии и заручиться помощью и поддержкой родных. Разумеется, вы можете растить и воспитывать малыша, но вам особенно необходимо заботиться о себе, чтобы недосыпание и перегрузки не приводили к ухудшению самочувствия. 

Подводим итоги

Малыш родился! Взбудораженные родственники требуют фотографий, записываются в очередь на знакомство с новым членом семьи, приходя в гости, умиляются младенцу и бесконечно интересуются, хорошо ли он ест и много ли уже прибавил. Молодая мама, которая девять месяцев была окружена всеобщим вниманием, может почувствовать, что ее на этот праздник жизни пригласить забыли. Все хотят потискать кроху, и никто не предлагает помыть посуду, поэтому, пока новоиспеченные бабушки трясут погремушкой над внуком, мама решает бытовые проблемы и проникается нарастающим страхом, обидой и одиночеством. 


И дело вовсе не в том, что маникюр сделать некогда, а в огромной перестройке, которая проходит незамеченной внешними. Весь мир рухнул, восстал из пепла и снова рухнул, а на руинах надо создать что-то новое. Я теперь не только дочь и жена, я мама. Теперь взрослый в моем мире – это я сама. Тот самый взрослый, который придет, отругает и все решит. Только я отвечаю за все, что происходит с этим беспомощным комочком, а я боюсь, что все случилось слишком быстро. Нет, я не готова, я сама хочу к маме. А она трясет погремушкой и не помнит, как сама нуждалась в поддержке.


День сурка. Первые недели с младенцем порой сливаются в одно сплошное кормление, рваный сон, детский плач и материнскую тревогу. Кто там рассказывал, что каждый день приносит открытия и новости? Из новостей только цифра на календаре, а из открытий – дверь перед очередным педиатром.
 

Я нашла решение 80% всех экзистенциальных проблем раннего материнства. Сон. Честное слово! Делается это так: вы спите, когда спит ребенок и когда ребенок бодрствует, если в квартире есть хотя бы еще один взрослый. На консультациях мне часто жалуются на невозможность уснуть днем, «ведь столько можно сделать!». Согласна, ужасно обидно спать, когда появляется свободное время, которое можно потратить на полезные и приятные вещи. Вот только через месяц ничего полезнее и приятнее сна в вашей жизни не останется, а это очень грустно. Поэтому, не доходя до грани, волевым усилием кладите себя спать. Это всего на пару месяцев, но эффект будет фантастический. Вы найдете свое место в мире вне проблем выбора памперсов. Интересы, увлечения, привычки адаптируются под существующий график, младенец организует какой-никакой режим, родственники устанут восхищаться, все встанет на свои новые места. Для этого нужен внутренний ресурс, а сон – основной и незаменимый его поставщик. Да, вас действительно никто не предупредит о том, что младенец – это маленькая, но очень симпатичная катастрофа. Именно поэтому мы и написали для вас эту книгу.   

 

В ГЛАВЕ ТАКЖЕ:

В этой главе вы также найдете:

  • Признания Лены о самых сложных минутах отчаяния и путях спасения;
  • Ответы Татьяны Поспеловой о том, можно ли заранее узнать, что у меня высокий риск депрессии?
  • Проверенные рекомендации, как справиться с подавленным состоянием, усталостью и раздражительностью

АВТОРЫ КНИГИ

"Мама дорога, или 9 мифов о материнстве":

Елена Безсудова, журналист

Татьяна Поспелова, психолог


Яндекс.Метрика