ДЕТИ: Мама дорогая! Или миф о том, что я никогда не повышу голос на своего ребенка

Пожалуй, это самая сложная глава книги, в которой авторы говорят об этимологии материнских срывов, которых у разумной, взрослой, нормальной матери быть не должно. А они случаются. И порождают колоссальное чувство вины, которое является главной причиной несчастливого родительства. 

Мама Лена

Я часто читаю в интернете и соцсетях посты русских о том, что русские отвратительно ведут себя со своими детьми. Кричат в аэропорту и магазинах. Унижают, выложив ролик c «рыдающим ангелом» на YouTube (речь о скандальном видео «Папа, не снимай», которое набрало тысячи просмотров и негодующих комментариев). И даже прилюдно грозятся сдать в детский дом. Эти добрые и терпеливые люди, строчащие ахающие паблики, готовы агрессивно или прогрессивно (в зависимости от уровня образования) клеймить позором нерадивых родителей и даже угрожать вызовом ювенальной службы. Но мало кто из них протянет матери руку помощи в том же супермаркете, перед тем как у нее, засовывающей в тележку йогурты и брыкающегося ребенка, закончится терпение. Да, кричать на малыша некрасиво и бесполезно. Но такое случается. Со всеми, правда. 

 

Я видела, как люди относятся к детям, своим и чужим, в разных странах мира. Какое-то время я жила в Канаде и однажды зашла в банк по какому-то муторному финансовому делу. Очередь была приличная. Я присела на стул и стала ждать, когда на табло высветится мой номер. По полу катался мальчик лет пяти. Он делал это на зависть самозабвенно и совершенно не думал, что мешает посетителям, хотя задевал их ногами и закатывался под стулья. Клиенты банка смотрели на ребенка и улыбались. Я про себя решила, что мальчик, видимо, с диагнозом и поэтому все так доброжелательно и спокойно реагируют. Однако, когда они с мамой прошествовали к выходу и мне удалось его разглядеть, стало понятно, что мальчишка совершенно обычный. Да, катание по полу вряд ли нравилось посетителям, однако они подбадривали маму улыбками, она была спокойна, быстро сделала свои банковские делишки, и все участники эпизода сохранили food face. Представляю, что было бы, если ребенок ползал под стульями в Сбербанке... 

Италия, Рим.

Мы с подругой и ее девятимесячной дочкой, которая, конечно, плачет, делаем сложную пересадку. Помимо кричащего ребенка гремим коляской и чемоданами. К нам подбегают счастливые носатые итальянцы, отбирают Алессандру, транспорт и багаж, улюлюкают и корчат смешные гримасы, несут прямиком в самолет, передают малышку стюардессе, долго восхищаются, какие мы замечательные (Bellissimo seniori! Bellisimo babmino!), и на протяжении всего полета всячески развлекают детку. Нам хорошо и спокойно.

 

Рейс Москва – Берлин.

Летим в пресс-тур на презентацию новой линейки ноутбуков. Главный редактор одного известного женского издания пьет воду без газа и читает журнал. За ней сидит девочка лет шести и монотонно стучит по спинке кресла обеденным столиком.

 

– Девочка, ты что, дура? – поворачивается к ребенку главред.

 

Мы с коллегами хмыкаем. Молодец баба, сделала девчонку! А как еще разговаривать с маленькой бандиткой, если по-хорошему она не понимает?!

 

Испания. Очередь на рейс Барселона – Москва.

Мама с тремя девочками-погодками в возрасте от двух до пяти не может получить посадочные талоны, потому что нет какой-то бумаги от папы, который у каждого из детей разный. Эта сплетня пчелиным жужжанием расползается по загорелой очереди, которая уже готова сожрать многодетную росомаху со всем ее потомством. Люди тихо негодуют: и как эта дамочка вообще осмелилась куда-то лететь?! Сидела бы себе на старой даче, мерила бы с детьми лужи на разбитых поселковых дорогах. Рейс задержали на несколько часов по местным испанским причинам (ah, manjana!). На борту уставшие дети устроили пассажирам холокост. Бедная мать сидела с отрешенным лицом, смотрела в стаканчик из-под сока и бесцветным голосом твердила: девочки, не ломайте самолет, не ломайте самолет, не ломайте самолет... «Действительно, ну что за овца, – мысленно возмущаюсь бездетная на тот момент я. – Мало того, что не может утихомирить свою гвардию, так еще выдала младшей планшет, а ведь это так вредно для зрения. И сама уткнулась в телефон. Зачем вообще рожать ребенка, если с ним не интересно общаться? Когда родится мой сын (я почему-то всегда знала, что будет непременно сын), я не буду давать ему все эти гаджеты до самой школы. Мы будем читать книжки, играть в «сороку-воровку» и смотреть правильные советские мультики. Вот, кстати, рядом с мамашей лежит журнал, в котором, я сама видела, были задачки и головоломки для малышей. Почему бы не порешать с детьми ребусы? Это ведь гораздо полезнее, чем глупые игры на айпаде...» 

Сейчас, когда Герману три, я порой замечаю, что мы сидим на диване, уткнувшись в свои планшеты. Спохватываюсь, убираю, отбираю и говорю: «А давай-ка с тобой поболтаем. Ну-ка расскажи, что было сегодня в садике?»

 

Но вернемся к нерадивым мамашам. Да, к сожалению, в сознании большинства мать, которая поехала одна с тремя детьми отдыхать, – это неудобство. Мать, ребенок которой плачет и балуется в самолете, – плохая мать. Мать, которая не может занять его ребусами, – плохая мать. Мать, которая дает ребенку айпад, чтобы не тревожить окружающих, – плохая мать. Мать, которая не вывозит детей на море, – плохая мать. Мать, которая рявкает на ребенка, потому что не может более выносить укоризненные взгляды соотечественников, – отвратительная мать, достойная целой осуждающей колонки в «Снобе».

 

Но я очень рада, что ситуация исправляется! Что, когда мы летели с годовалым Германом из Черногории, сидящая впереди девушка спустила к нему по креслу игрушечного кита на пружинке. А один дедушка выдал собственный блокнот и ручку – рисовать. Что к нам подошла стюардесса в блузке с декольте и сказала, что она наша на все время полета и готова оказать всяческую помощь. А сын указал пальчиком на вырез в блузке и со знанием дела громко произнес: «Сися!» Спасибо вам, мои хорошие, после пяти часов в аэропорту с ребенком на руках я была никакой матерью. 

 

Когда у меня не было сына, я с ужасом смотрела на мам, которые прилюдно третировали своих крошек. Хотелось повязать на руку ленту с надписью «дружинник», подойти и сказать: «Что же вы кричите, уважаемая? Как не стыдно? Зачем детей рожали с такой паршивой психикой?» Я клялась себе, что никогда не буду повышать голос на своих детей. Заранее и с удовольствием читала книги по воспитанию, где были описаны всякие способы решения конфликтов. «Если вам хочется накричать или тем более шлепнуть ребенка – бегите, бегите от него как можно дальше»,  – писал в своей книге американский автор Джон Грей. «Действительно, как просто, – умилялась я, – встала и просто ушла, ну это я смогу».

 

Настольной книгой стала «Радость воспитания. Как воспитывать детей без наказания» Кэтрин Кволс. Известный семейный консультант объясняет, почему ребенок не слушается взрослых, и дает советы, как прийти с ним к консенсусу. Автор напоминает, что именно родители являются примером для подражания, поэтому сначала вы должны научиться контролировать свое поведение, а уж потом требовать этого от чада. Кэтрин советует разные полезные штуки. Например, вы такая разговариваете с подругой, а ребенок подходит и требует вашего внимания. Оказывается, достаточно положить малышу руку на плечо, дав таким образом понять, что вы им займетесь, как только договорите. Что ж, это действительно правильные книги. Возможно, предложенные способы работают с пятилетними детьми. Но ни в одной из них не написано, как не обзавестись нервным тиком с ребенком в его самом нежном и сложном для конструктивного диалога возрасте, то есть до двух-трех лет. Как можно «убежать подальше» от ноющего третий день подряд грудничка, вот скажите как?

 

Однажды я не могла дозвониться до подруги, которая полгода назад стала мамой, и решила, что она отключила звонок, потому что малышка спит. Лера перезвонила мне сама.

 

– Я закрылась в ванной и плакала, меня довела дочь, – жаловалась она.

 

Я тогда не могла понять, как шестимесячный ребенок может довести взрослую женщину до слез, и решила, что проблема в чем-то другом, просто Лера не хочет об этом говорить. Оказалось, может. Нет, ребенок, конечно, совершенно ни при чем, и это проблема взрослой детной женщины, «которой, наверное, не стоило рожать, раз она не в состоянии взять себя в руки». 

 

Расскажу, как подобный срыв произошел у меня. Просто, чтобы вы понимали всю непредсказуемость и хаотичность его природы. Было прекрасное субботнее утро. Я готовила традиционный омлет, на плите варился кофе. В стульчике сидел Герушка и ждал свой творожок. Муж серфил новости в интернете. Я только что заглянула в рабочую почту и поняла, что, несмотря на выходной, она лопается от писем. Настроение было отличным. Мы планировали позавтракать и отправиться в парк гулять и кормить уток.

 

Тут начался небольшой бытовой коллапс. Омлет начал пригорать, телефон сообщил, что пришло еще одно письмо, кофе с шипением вылился на варочную панель, разумеется, залив ее.

 

– Посмотри, как смешно китайцы спасают панд от землетрясения, – пригласил меня к просмотру забавного ролика благоверный.

 

Ребенок запустил руки в творожок, стоящий на детском столике. Тот перевернулся и упал на пол, заляпав половину кухни.

Это совершенно обычная ситуация. В общем, подобное происходит изо дня в день, и меня совершенно не заводит, не расстраивает и не раздражает такое течение событий. Я спасаю омлет, прошу мужа сварить новый кофе, вытираю пол, смотрю ролик. И улыбаюсь. Но именно в ту субботу в моей голове что-то замкнуло, и глаза застелила белая пелена ярости.

 

«Бегите, бегите от ребенка как можно дальше», – вспомнила я слова Грея и вылетела в коридор. Там я утратила контроль над собой. Раненым медведем шаталась по квартире, кляла судьбу и вопила, что сил моих девичьих больше нет. Хлопала дверьми. И пару раз пнула попавшийся под ноги детский горшок. А потом завалилась на кровать и залилась глухими слезами бессилия… Успокоившись, я не могла понять, что это вообще было. Понимала только одно: я – ужасная мать. Несколько дней назад мы были на семейной фотосессии, нарядные и напудренные, в цветущем яблоневом саду. Я была просто квинтэссенцией материнства – в длинном летящем платье, с нежной улыбкой на устах. Знала бы фотограф, что я могу быть и такой – мечущейся по квартире и пинающей детский горшок. Сделать бы фоторепортаж на тему…

 

Чувство вины было огромным. Я предала свой главный принцип – никогда не кричать на ребенка и в присутствии ребенка. Может быть, такой истеричке, как я, вообще не следовало иметь детей?.. Я по-настоящему страдала несколько дней и, боясь повторения эксцесса, поехала на консультацию к специалисту.

 

– С чего вы решили, что у вас проблемы с головой? – психолог Юлия вскинула на меня удивленный взгляд поверх очков в изящной оправе. – Возможно, вы мне не поверите, что все мамы, вот все без исключения, так или иначе кричат на детей, кричат при детях, шлепают детей, ругают детей. Вы совершенно не должны чувствовать себя виноватой или плохой. Потому что вы живая и испытываете разные эмоции. Вы очень хорошая мама, если этот невинный в общем-то срыв беспокоит вас настолько, что вы приехали ко мне с другого конца Москвы. Но проходить курс терапии или записываться на курсы подавления гнева для родителей, которые сейчас активно рекламируют в интернете, поверьте, не стоит. Лучше потратьте это время на что-то приятное.

 

– Но ведь это маленький, годовалый ребенок, который не сделал ничего ужасного. А я так себя вела, пинала горшок…

 

– Это реакция на ситуацию. Такое впервые произошло?

 

– Да.

 

– Вы должны быть готовы к тому, что подобные срывы могут повторяться. Невозможно всегда улыбаться, да и не нужно.

 

Да, вы можете себя сдерживать, щипать, задерживать дыхание, но иногда нет другого способа снять напряжение. К сожалению, со многими из нас родители порой поступали жестоко. И как бы мы ни старались, этот агрессивный паттерн уже заложен. Мы бы и рады отреагировать по-другому, и реагируем. На десять раз нас хватает, а на одиннадцатый нет.   

Разговор оказался для меня полезным. В который раз за этот удивительный год моей новой жизни я разрешила себе быть неидеальной: прямо заявлять, что устала, не настроена играть или просто в дурном расположении духа («Ты ведь не хочешь, чтобы мамочка ругалась?» – даже эта вслух произнесенная вслух фраза здорово помогает). Желание пинать горшок пропало.

 

Да, мы очень хотим быть для своих детей лучшими мамами, чем наши. Мы помним детские обиды и не желаем, чтобы они повторились в отношениях с наследниками. Начитавшись литературы по детской психологии, боимся травмировать ребенка словом, криком или шлепком. Страх порождает сомнение в собственной родительской состоятельности. Поэтому мы постоянно находимся в напряжении и не прощаем себе педагогических ошибок. И таким образом перекрываем себе путь к счастливому материнству. Но что же делать? Ведь так хочется быть ласковой и терпеливой наседкой, от которой пахнет корицей и домашними плюшками…

 

Психолог посоветовала мне способ, который позволяет быстро взять себя в руки в опасные моменты. Он реально работает, и я с удовольствием поделюсь им с вами. Понятно ведь, что от годовалого малыша невозможно уйти «погулять», когда его банально не с кем оставить. Так вот, когда я чувствую, что терпение и позитивный настрой на исходе, то по рекомендации Юлии мысленно обращаюсь к человеку, который всегда и без исключения был добр ко мне в моем собственном детстве. Это был мой дед.

 

Я представляю себе, как бы он повел себя с ребенком. Ага, вот он берет его на руки, говорит ласковые слова, утешает, тормошит. «Рыбонька моя», - смеется дедушка и подбрасывает своего любимчика в воздух. И раздражение отступает. И откуда-то приходит Любовь. Ее так много, что я ощущаю ее физически – будто теплый оранжевый поток обволакивает нас с сыном. И я беру Германа на руки, говорю ласковые слова, утешаю, тормошу. Рыбонька моя…

 

И время будто замирает. В такие моменты я совершенно ясно понимаю, что Бог есть. Ведь Он и есть Любовь безусловная. 

 

В ГЛАВЕ ТАКЖЕ:

В этой главе вы также найдете ответы психолога вопросы:

  • Я обещала себе никогда не повышать голос на ребенка. Но это случилось…
  • Мои родители порой поступали жестоко со мной, и я боюсь, что буду плохо обращаться со своим ребенком.
  • Существует ли действенный способ, который позволяет сдержать агрессию, если меня «накрыло»?  

АВТОРЫ КНИГИ

"Мама дорога, или 9 мифов о материнстве":

Елена Безсудова, журналист

Татьяна Поспелова, психолог


Яндекс.Метрика