ДЕТИ: Мама дорогая, или миф о том, что я буду идеальной мамой, которая способна дать малышу все

В седьмой главе книги "Мама дорогая, 9 мифов о материнстве" говорится о том, как не заработать невроз в детоцентрическую эпоху и остаться здравомыслящим человеком, способным понять: женщина с ребенком – прекрасный объект для коммерческой наживы. На мой взгляд, лучший подход к решению вопроса родительского долга вполне прозаичный: делай, что можешь, и будь, что будет. Но обо всем по порядку. 

Во время беременности я воодушевленно представляла себе, как весело и с пользой мы с малышом будем проводить каждый день: играть, гулять и развиваться. Постоянно вместе, я ведь тогда даже не предполагала, что от детей можно уставать, да и «взрослых» дел будет предостаточно. И, конечно, разнообразно и познавательно, ведь сегодня на радость родителям существует столько игрушек, книжек, кидсбургов, парков и прочих развлечений, о которых мы не смели даже мечтать. У моего мальчика все это будет!

 

Не удивительно, что с рождением Герушки в доме помимо кроватки, коляски и бодиков с медвежатами появились: два слинга, эргорюкзак, ванночка для купания, позиционер для сна, шезлонг, арсенал детской косметики с несколькими расческами, батарея бутылок, соски, подогреватели, подушка для кормления, сиденье для ванны, укачивающий центр, жираф-прорезыватель, мех (!) на коляску, зеркало для наблюдения за младенцем в автомобиле, книжки категории 0+ и еще гора, как потом выяснилось, совершенно не нужных вещей. Да, вроде бы ВСЕ есть, а ничего почти не нужно. Только любовь.  

 

Странное дело, но проблема урбанистической мамы заключается еще и в решенном многими молодыми семьями квартирном вопросе. Раньше ребенок был частью большой семьи, совсем давно – общины. Под одной крышей проживали несколько поколений одного клана. То есть у женщины всегда под рукой были бабушки, дедушки, сестры и даже соседи. Сегодняшняя мама, как правило, воспитывает малыша только с папой. То есть это люди, которые живут далеко от родителей, потому что в нашей большой стране мало кто сгодился там, где родился. При этом папа вынужден работать, потому что семье нужно выплачивать ипотеку или просто жить. А мама, наверняка, обзавелась парой приятельниц на работе, которые там и остались, как только она вышла в декрет, а вот любимые подруги остались на малой родине или разбежались по миру. Таким образом, женщина месяцы декрета проводит с ребенком практически наедине. И это тяжело.

«Помогают» ей разве что форумы вроде «Пузяка.ru», где обитают полчища безумных консультантов по ГВ и прочих сектантов, онлайн-лекции и, конечно, пособия по воспитанию детей, не всегда, к сожалению, адекватные. Я ни в коем случае не утверждаю, что не надо читать «воспитательные» книги, посещать «мамские» тусовки и ходить на тренинги для родителей. Нет, позиция «мы ели жмых, ходили в дедушкиной телогрейке и выросли нормальными людьми» деструктивна. Уровень развития и благополучия общества в первую очередь заметен в отношении к детям. Тут можно провести аналогию с пирамидой Маслоу – от низших потребностей (накормить) к высшим (воспитать счастливого, гармоничного человека). 

 

Да, родители поколения 90-х, потерявшиеся в руинах советской эпохи, пытались заново найти себя и способ заработать. Переквалифицировались из инженеров в торговцев турецкими куртками. Пахали на трех работах. Иммигрировали, становились бандитами или спивались. Да, наших мам порой мало заботило то, что происходило внутри нас, ведь они по два дня стояли в очереди за школьной формой для второго класса. И мы выросли такими, какими выросли. Идеалистками, которым нужно, чтобы все было красиво и правильно. Мы просто хотим, чтобы наши дети были лучше нас, свободнее, искреннее, счастливее. Согласитесь, это нормально. И прекрасно, что сегодня любая мать имеет возможность читать Гиппенрейтер и ходить с крохой на йогу. Просто среди многообразия методик, литературы и курсов важно найти умные книги (Людмилы Петрановской, Екатерины Мурашовой, Росса В. Грина и пр.). Ходить на лекции к профессиональным психологам, а не городским сумасшедшим, которые рассказывают, что «душа ребенка сама выбирает родителей» (очень рекомендую лекции все той же Л. Петрановской – «Когда мама на нуле» и «Великий нехочуха», которые можно посмотреть онлайн за символическую плату). Но и после того, как вы получили полезную информацию, стоит дать себе время ее осмыслить, адаптировать под свой образ жизни, мировоззрение, интересы мужа и, конечно, своего ребенка. 

 

А наши дети, они вырастут такими, какими вырастут. Возможно, даже будут ныть в креслах у психологов что-нибудь поэтичное вроде: «Мой папа решил, что школа – это зло, и перевел меня на домашнее обучение. Он думал, что я вырасту уникальной личностью, а я такой обычный…»

 

И вот еще что интересно. Мои бабушка и дедушка всегда трепетно  отзывались о своих родителях, которые растили их во время войны. Дедушка с сестрой, будучи детьми, вдвоем уезжали из Москвы в эвакуацию в Саратов, пока прадед трудился в тылу. Десятилетние, жили там одни, меняли раздобытую где-то водку на хлеб и делали оладьи из муки, которую облюбовали голодные военные червяки. Зимой ходили в одних валенках на двоих, сами бегали в школу, теряли на войне старших братьев и до самой смерти боялись почтальонов… Я ни разу не слышала, чтобы они жаловались на родителей. Только заветное, благодарное: «Спасибо маме и папе, что вырастили нас в такое сложное время…»

 

Мы же, выросшие в 90-е, видим в собственном прошлом и болезненно лелеем одну сплошную травму. Действительно, есть от чего страдать. Неуютное детство пришлось на печальный период постсоветской разрухи. Нежная юность – на светлую эпоху тотальной коммертизации. Символом первого этапа стали колготки-лапша, которые заканчивались под мышками. Тотемом второго – стринги со стразами, выглядывающие из джинсов. Родители целыми днями пропадали на своих непрестижных работах, наивные кружки макраме канули в небытие. Отрадой сердца стали The Prodigy и «Элен и ребята», на подкорку сознания записывались бразильские мыльные оперы, в которых главная героиня всегда красива, богата и несчастна. По субботам нас одевали на вещевых рынках в клетчатые джинсы, которые, страшное дело, приходилось мерить на кусочке картона за ширмой. Летом вывозили на море в убогую Евпаторию. Зимой стучали учебником алгебры по голове. Сравнивали с одноклассниками, разумеется, не в нашу пользу. Не пытались понять. Недодали!  И мы желали как можно скорее стать взрослыми и самостоятельными. Пили джин-тоник перед школьными дискотеками и курили синий Pall Mall. Сбегали из дома в семнадцать. Жили у сомнительных творческих знакомых в странных квартирах, где в декабре стояла прошлогодняя елка. Рано затевали совместную жизнь с нелепым однокурсником или холеным мужчиной на хищном Audi.

 

В начале нулевых в воздухе запахло стремительно приближающейся «эпохой гламура». Захотелось свободы, славы и денег. Мечталось выйти из тонированного здания собственного банка. Щелкнуть ключами от красного Ferrari. Небрежно кинуть на кожаное сиденье кашемир D&G и кожаную LV в вожделенный цветочек. Втопить смертельные двести и умчаться в надменную клубную ночь со всеми атрибутами подлинной роскоши: виски с колой, туалетами с зеркальными стенами, светящимися в неоне мужскими сорочками Armani с запонками на манжетах и картами Visa Gold… В окнах поезда нашей динамичной и такой успешной жизни мелькали офисы из стекла и карьерные вехи, Бали и Сейшельские орехи-попы, «Солянка» и Simachev Bar, кокаиновый секс и ранние июньские рассветы под шум садового кольца… К 30 годам мы делали отличную карьеру, объезжали пол-мира и покупали квартиру (пусть ипотечную, но свою!), где затевали сногсшибательный ремонт (разумеется, только хром и белый кирпич). Да, мы крутышки! Мы сделали себя сами…

 

Однако представители поколения счастливцев, рожденных, допустим, в 1990-м-1992-м, которые росли в более благополучное время семейного шопинга в мегамоллах и выездов в Турцию, весьма близки со старшим поколением. Да-да, вот это более свежая поросль 25-летних очаровательных пофигистов вообще не стремится освободиться от пращуров и что-то им доказывать. Более того, они с родителями в одной команде. Мне кажется, это случилось потому, что «взрослые» с приходом нулевых немного расслабились. Стали наконец хорошо зарабатывать и просто получать удовольствие от жизни и воспитания детей. Даже нет, не от воспитания, а от присутствия детей в своей жизни. Теперь ребенка не нужно было «поднимать», с ребенком можно было тусоваться. Тогда еще никто не сходил с ума по «развивашкам». Золотое время! Зато предки с удовольствием наверстывали гедонистические вехи: отдыхали на море, много путешествовали не для расширения кругозора отпрысков, а просто, чтобы побыть вместе всей семьей, ходили по ресторанам и брали с собой детей, радостно объясняя различие между паэльей и ризотто. Родители жили для себя. И дети просто были рядом. 

 

Сегодня, к сожалению, вот это «для себя» считается эгоистичным. Мать должна разбиться в лепешку, влезть в долги, но поехать с ребенком во Францию, чтобы тот учил язык и был гражданином мира. Делать с отпрыском уроки в свое свободное время после честно отработанных трудочасов. В идеале – родить много детей, даже если не позволяют здоровье, финансы и жилплощадь, и муж, кажется, готов уже сбежать на Тибет. Главное, быть не хуже Татьяны Лазаревой и Оксаны Арбузовой. Или тех многодетных матерей из Instagram, которые часами раскладывают по икеевским банкам макароны разных сортов в компании «годовасов» и пишут, что получают от этого кайф. Правда, включите голову: человек, которому нравится сортировать лапшу, не может уметь писать. Старших же детей обязательно годами лично возить на китайский, хоккей, художественную гимнастику и занятия керамикой, чтобы не было времени остановиться и задуматься: а зачем вообще ВСЁ это надо? И потом получают классическое из моего любимого фильма «Старый Новый год»: «Федя, что ты больше всего ненавидишь? – Фортепиано!» Хорошо, возможно, кто-то видит в метаниях по секциям свое предназначение, пускай. Мы же хотим быть счастливыми мамами, не правда ли?

 

Поэтому давайте срочно получать удовольствие от жизни с ребенком! От своей жизни, главным и самым важным человеком в которой являемся мы сами. Не стремиться «дать ВСЁ», никому ничего не доказывать. Не стараться быть лучшей. Не пытаться даже казаться идеальной. Потому что мы все равно не знаем, где промахнемся и что нам потом припомнит повзрослевшее чадо. А оно непременно припомнит, если мы будем несчастливыми замотанными идиотками с макаронными банками в руках. 

В продолжении главы вас ждут вопросы мамы Лены и ответы психолога - доктора Тани:

 

  • Как мне стать идеальной мамой? Как успеть и ухаживать, и играть, и развивать, и в бассейн, и на занятия, если времени так мало? 
  • Если я не хожу с пятимесячным ребенком в бассейн и с десятимесячным на «развивашки», это плохо? 
  • Я хочу быть лучшей мамой, чем моя мама была мне. Это возможно? Ведь в общении с малышом я постоянно замечаю в себе ее черты…

АВТОРЫ КНИГИ

"Мама дорога, или 9 мифов о материнстве":

Елена Безсудова, журналист

Татьяна Поспелова, психолог


Яндекс.Метрика